Кого называют шалавой

Почти каждый человек в своей повседневной жизни сталкивается со сленговыми словами и жаргонизмами. И не всегда он знает, как правильно реагировать на те или иные обращения или термины. Простой пример – слово «телка», которым молодые люди не брезгуют называть представительниц прекрасного пола. Некоторые считают это нормальным, некоторые – оскорбительным. При этом не существует единого значения у этого слова, каждый вкладывает в него свой смысл, и каждый понимает его по-своему. Но подобные изречения никогда не появляются на пустом месте. У них обязательно есть своя история и причины появления.

Исторические данныеi

Не существует абсолютно верных данных о том, откуда появилось это жаргонное слово. По результатам некоторых исторических исследований, мужчины пользовались словом «тёлка» для обозначения женщин ещё во времена Древней Руси. Со временем это выражение никуда не исчезло. Даже с развитием какой-никакой цивилизации им продолжали пользоваться в сельской местности, хотя для светского общества подобная вульгарность была недопустимой. Почему мужчины так называли своих женщин?

Конечно же, проводилась аналогия между супругой и молодой коровой (тёлкой), которая была незаменимым домашним животным, приносящим много пользы. Примерно в той же роли находились и женщины, которые были, в принципе, простой прислугой, способной выполнять различную работу. Кроме этого проводилась аналогия между способностью давать молоко у коров и женщин во время вскармливания новорождённых. Молоко было одним из важнейших продуктов сельского хозяйства долгое время и остаётся таким и сейчас.

Некоторые источники говорят о том, что «тёлочкой» женщину называл будущий супруг во время сватовства. Существовала такая традиция, согласно которой свою потенциальную невесту мужчина должен был приглашать к себе в дом, используя фигуры речи и метафоры. И чаще всего использовалось следующее выражение: «Я тут тёлку (корову) свою ищу. Слышал, что она в этом доме задержалась. Не хочет ли тёлочка вернуться ко мне?» С помощью этого мужчина намекал на цель своего визита к дому родителей девушки.

По другим данным, это слово было одним из ласкательных прозвищ для супруги со стороны мужчин. Это связано с тем, что домашних животных, которые были бы достаточно милыми и красивыми для того, чтобы ассоциировать с ними свою избранницу, было очень мало. Вот русские мужики и обходились тем, что было. То есть, пользовались словами типа «козочка», «тёлочка», «рыбка», вместо привычных современному человеку «кошечка», «зайка», «ласточка». Но всё это время это слово не имело такой широкой сферы применения, какой оно обладает сейчас. Его популярность в кругах молодёжи, в том числе и городской, стала расти после того, как оно было озвучено в нескольких советских фильмах.

Молодые люди довольно быстро подхватили новое женское прозвище и с удовольствием использовали его в своей повседневной жизни, подражая героям фильмов. Никто тогда не думал о том, оскорбительно это или нет, все просто воспринимали это как должное. Со временем это слово перекочевало из общего употребления только в речь определённых социальных слоёв. В 90-ых оно употреблялось в основном только не особо культурными лицами, например, традиционными русскими гопниками и другими разновидностями «настоящих пацанов».

Со временем у этих людей родились дети, которые переняли традицию обращения к представительницам женского пола с помощью этого слова. Именно поэтому так много подростков и юношей сегодня пользуются этим, казалось бы, уже архаичным термином.

Значение жаргонизма «тёлка»2

В современной речи молодых людей это слово употребляется в нескольких разных смыслах. Но все эти значения объединяет то, что речь неизменно идёт о человеке женского пола. Справедливо будет отметить, что не все подростки и представители молодёжи употребляют это слово с какими-то целями. Они просто привыкли так говорить потому, что часто встречали это слово во время своего взросления. И они воспринимают его как нормальное обращение, чего нельзя сказать о самих девочках, девушках и женщинах, которые слышат подобные слова в свой адрес. Но сейчас речь именно о тех, кто употребляет это слово.

В ряде случаев парни и мужчины (а иногда и сами девушки) пользуются этим словом для обозначения обычных девушек. То есть, не ставят перед собой цели кого-то обидеть или задеть. Они просто считают, что этот термин является неплохим способом разнообразить их повседневную речь. Такой взгляд на это обращение, как уже было сказано, формируется окружением, которое с детства прививает человеку нормальность и безобидность этого высказывания. Им могут пользоваться сверстники человека во время его учёбы в школе, друзья, родственники или даже родители. Конечно, не всегда это может быть безобидным, но ребёнок на всю жизнь остаётся уверенным, что это нормальное обращение.

Однако в подавляющем большинстве случаев молодые люди осознают, что это слово является своеобразной провокацией в сторону женщин, которая позволит добиться от них какой-то эмоциональной реакции. И именно ради этого они пользуются этим термином. Хотя ещё чаще использование этого слова обусловлено личными взглядами подростка на представительниц прекрасного пола. Это прозвище обычно демонстрирует пренебрежительное отношение к девушкам, превосходство над ними мужчиной, который это сказал.

Также нередки случаи, когда этим словом мужчины называют, по их мнению, не совсем приличных женщин. Это собирательный образ девушек, в который входят увлечения вредными привычками, падкость на богатство, любовь к демонстрации своего (мнимого) превосходства. И, конечно же, так могут называть и тех, кто «слаб на передок», но чаще для их обозначения среди молодёжи используются куда менее приятные эпитеты. Не совсем вежливо, но никто и не говорил, что подростки и юноши являются галантными и тактичными джентльменами. Таковы реалии этой страны.

Реакция женщин3

Конечно, бывают такие ситуации, когда девушки относятся вполне нормально к такому обращению со стороны мужчин, даже если оно окрашено в оттенки презрения или пренебрежения. Но в большинстве случаев женщинам очень неприятно подобное отношение к себе. Если раньше все мирились с этим, то сегодня – нет. Это связано с тем, что в российское общество постепенно внедряются европейские ценности и взгляды на жизнь. И среди прочего можно наблюдать влияние идей феминизма и равноправия полов. И, конечно же, взаимного уважения. Только вот обращение «тёлочка» никак не вяжется с вежливостью в представлении молодых леди.

Были опрошены несколько женщин, которые высказали своё мнение на эту тему. Своим мнением поделилась одна из опрошенных девушек по имени Ангелина:

«Я вполне нормально отношусь к тому, что мой молодой человек иногда называет меня «тёлочкой». Это происходит в шутливой и игривой форме, и я в ответ могу его как-то подколоть. Это часть нашего общения. Но он не называет меня так на постоянной основе. Я бы, наверное, обиделась на то, что меня постоянно будут сравнивать с дойной коровой, ведь это такой толстый намёк на женскую позицию в семье. Я часто слышу, как школьники и студенты разбрасываются этим словом в адрес своих сверстниц, и мне не понять, почему они спокойно на это реагируют».

Вот что сказала другая участница опроса по имени Виктория:

«Меня такой обращение доводит просто до бешенства. Несмотря на то, что я и мои сверстницы почти не допускаем подобных оскорбительных выражений в адрес своих товарищей, они наглым образом используют это слово. Им смешно, им весело, но до них не доходит, что сравнение женщины с животным – это самый настоящий сексизм. Но такова культура этой страны. Отмахиваться от каждого, кто допускает себе вульгарности и оскорбления в адрес других – значит, остаться совсем без друзей и просто собеседников. Приходится мириться с этим менталитетом, который позволяет мужчинам подобным образом высказываться в адрес женщин и не нести за это какое-то наказание».

Ещё одно интересное мнение от девушки по имени Дарья:

«Я, в принципе, нормально отношусь к тому, как меня называют друзья. Я им доверяю и знаю, что они не желают меня оскорбить или задеть. Я думаю, всё зависит именно от того смысла, который вкладывает человек в это слово. Ведь сами буквы, по сути, ничего не значат. Кто-то про себя думает, что его сравнивают с домашним скотом и обижается. Кто-то про себя думает, что это просто шутка, и его всё устраивает. Именно интонация, контекст, личность сказавшего это слово играет определяющую роль. Если бы на улице меня освистал какой-нибудь мужик и назвал «тёлочкой», то я бы определённо разозлилась. Но когда друзья и знакомые называют меня так, то я не вижу в этом ничего криминального и оскорбительного».

Можно сделать вывод, что не во всех ситуациях такое обращение будет по-настоящему оскорбительным и провокационным. Нужно уметь трезво оценивать обстановку, прежде чем обижаться и требовать извинений.

Как себя вести, если назвали «тёлкой»4

Не все девушки сталкиваются с тем, что их обзывают неприятными словами, ежедневно. И зачастую они не знают, как реагировать на то, что кто-то допускает себе подобные высказывания в их адрес. А ведь именно реакция женщины и является сигналом для мужчины, стоит ли продолжать говорить подобное, или же это будет сулить проблемы в будущем. Нужно научиться реагировать не только на «тёлку», но и на многие другие слова, которые есть в лексиконе молодых людей, и которые могут показаться девушкам оскорбительными.

Самым простым, но отлично работающим советом будет безжалостное исключение из своего круга общения тех людей, которые опускаются до таких интеллектуальных низов и позволяют себе возвышать себя над другими людьми путём оскорбления. Проще говоря, если кто-то из знакомых девушке позволяет использовать какие-то слова в её адрес для того, чтобы показать своё превосходство, выразить пренебрежение или неуважение, то от общения с ним лучше и проще всего отказаться. Брать на себя обязанность по доказательству ему чего-то или даже по перевоспитанию совсем не надо. Он обязательно найдёт себе девушку под стать, которая будет мириться с таким отношением к себе.

Однако, не всегда этот совет будет работать. Бывают случаи, когда с человеком, позволяющим себе такие речи, не получится порвать все контакты без ущерба для себя. Например, с ним необходимо общаться по работе или учёбе, или же он является одним из родственников, от которых просто так не отмахнёшься. В таком случае нужно оценить его адекватность и, если он покажется вменяемым и здравомыслящим, попробовать попросить не выражаться в подобном тоне. Если он послушает, извинится и больше не будет использовать такие слова, то это можно считать победой.

Но если он будет настойчиво продолжать свои попытки как-то задеть за живое с помощью подобных речей, то можно воспользоваться очень мощным оружием – игнорированием. Почти все люди, которые оскорбляют кого-то, делают это по двум причинам – они либо хотят самоутвердиться перед окружающими, либо хотят получить какой-то эмоциональный отклик в ответ на их оскорбления. Лучше всего не дать им возможность сделать ни то, ни другое.

Нужно сказать, что бывают ситуации, когда необходимо находиться с окружением в хороших отношениях. А «тёлками» обычно называют женщин, которых не считают достаточно умными, приличными и способными. В таком случае девушка может попробовать играть по правилам окружения и добиться уважения со стороны тех людей, которые считают её недостойной их общества. Сделать это можно разными способами, всё будет зависеть от особенностей этого окружения.

В целом, «тёлка» само по себе не является оскорблением, всё будет зависеть от обстоятельств, при которых это слово было сказано. Девушкам, к которым этот термин был употреблён, можно посоветовать только не выходить из себя, адекватно оценивать ситуацию и с пониманием относиться к чужому воспитанию.

Дошло до того, что уже в моем окружении начинают простреливать подобные слова. Однако на вопрос, почему ты называешь “телкой” — человек говорит, что особо не задумывается и считает это правильным. Уточняя спрашиваешь, а почему тогда ты всем не представляешь ее со словами: “знакомьтесь, это моя телка”? Адекватного ответа не последовало. Хуже обстоит дело, когда сами особи женского пола с гордостью называют себя так и заявляют — я зачетная телочка! Что за…?!

Давайте немного разберемся. Телка — детёныш (женского пола) коровы. Если мы говорим о уменьшительно-ласкательных словах и выражениях, то тут у меня нет никаких претензий. Называйте друг друга (в частности, своих девушек, коль о них сейчас идет речь) хоть: телками, выдрами, крольчихами, мангустами, рыбками, бабочками, бобрихами, зайками, коровами, лошадями и еще разными животными и насекомыми, одушевленными или неодушевленными предметами, все что вашей душе угодно, при условии, что вашей половинке это по нраву. Однако, согласитесь, это не будет выглядеть корректно, если говорить: это моя выдра; вон, куры пошли; познакомьтесь, это моя телка Юля; и т.п. Странные вещи, неправда ли?!

По моему мнению, контекст этого слова навязан СМИ. У меня нет оснований полагать, что в этом контексте его начали употреблять в книгах. Мы все знаем, что, в частности, телевидение — не отражает реальность, а формирует ее. Для чего и кому в угоду такое пренебрежительное отношение к женскому полу мы сейчас рассматривать не будем. Говоря о девушках, сейчас меня больше интересует эмоциональная составляющая.

Быть может это просто мне непонятно, когда прекрасных девушек называют “телками”?! И у меня от такого «режет слух», подобно мату. Давайте проверим золотым правилом нравственности мою претензию. Какая девушка, хотела бы чтобы ее называли так со стороны, в ее отсутствие и тем более при ней? Ответ очевиден, что уважающий себя человек не позволит употреблять в свой адрес подобные слова. Ведь даже неправильное или заведомо искаженное произношение своего имени мы не одобрим и тем более не потерпим.

Мне не все равно как называют девушек или парней, как вообще относятся к любому человеку. И я отказываюсь быть придатком системы порождающей невежество и безнравственность. Кто со мной? 🙂

Женщина, которая любит секс: почему слово «шлюха» не должно быть ругательством

Я уехала из России в 15 лет. Сначала была английская глубинка, потом Нью-Йорк и Сингапур, и вот уже почти три года я живу в Берлине. Но только здесь я осознала, до какой степени я зажата. Мое понимание человеческой сексуальности и интимности было очень ограниченным.

Берлин и его жители сильно повлияли на мою сексуальность: ну в каком городе еще можно настолько свободно жить и экспериментировать, как здесь? На нескольких первых вечеринках я чувствовала себя как под колпаком, будто я инопланетянин на празднике жизни.

Голые женщины танцевали под техно, как будто завтра не существует; в углу группа геев устроила групповушку; кто-то целовался на полу прямо рядом со мной — и среди них я, белая пушистая забитая зайчишка, которая даже не знает, что она любит и не любит в сексе, и борется с проблемным отношением к своему телу.

Как-то грустно и неполноценно чувствуешь себя в такие моменты. Поэтому я решила изучать свою сексуальность. Это стало моей «новогодней резолюцией» 2018 года — и началом моего блогерства.

Пока мы в Берлине изучаем свои тела и потребности, наслаждаемся жизнью, собой и друг другом, в России всё еще спорят, сколько сексуальных партнеров может позволить себе женщина, чтобы не «испортиться».

Я уже не помню, когда в последний раз использовала слово «шлюха» в качестве оскорбления — как способ унизить другую женщину и показать мое превосходство. Но я прекрасно помню, что это слово было в ходу в моей школьной компании, причем девчонки использовали его чуть ли не чаще, чем ребята. А одна из поездок классе в седьмом так вообще закончилась ссорой с моей лучшей подругой: она назвала меня шлюхой, я оскорбилась и мы не разговаривали пару недель.

С той поездки прошло больше десяти лет, и мое отношение к слову «шлюха» изменилось довольно сильно — я даже раздумывала, не набить ли мне его как татуировку. Сейчас, если я и произношу слово «шлюха», то в исключительно положительном смысле.

Как авторка блога, в котором я много внимания уделяю вопросам сексуальности, телесности и кинков, я написала этот текст не как призыв организовать Парад шлюх в центре Москвы, начать вести беспорядочную половую жизнь или даже апроприировать русское слово «шлюха» на манер английского slut. Как и все мои тексты, это исключительно мой личный взгляд на феномен. Можно сказать, манифест.

Моя единственная цель — донести до читателей, что можно и нужно мыслить критически и переосмыслять установки, которые мы впитали с молоком матери и передачами Дмитрия Нагиева.

«Плейбой» и «шкура»: как язык поляризует общество

Человечество испокон веков использует язык как способ отделить «их» от «нас». Когда дело касается различных проявлений сексуальности, именно язык поляризует общество: миром правят гетеросексуальные мужчины, для них есть слово «нормальные». Все остальные — «другие», эдакие сексуальные изгои.

После публикации классического феминистского труда «Второй пол» Симоны де Бовуар прошлосемьдесят лет, но женщины по-прежнему считаются «другими». Общество оценивает их исключительно по критериям, созданным мужчинами.

Добродетели мужчин часто рассматриваются как универсальные: слово «мужественность» употребляют как синоним храбрости и стойкости — то есть для обозначения универсальных человеческих достоинств. Слово «женственность» означает только феминность, а достоинством является исключительно женским и исключительно в классическом значении «приятная для мужчины женщина».

«Женские» добродетели по-прежнему связаны с устаревшими моральными кодексами: «скромная», «порядочная», «негулящая» — все эти эпитеты в основном описывают сексуальное поведение, как будто это основной показатель ценности женщины как личности.

Посмотрим, какие качества сексуальности считаются достоинствами мужчин и женщин.

У мужчины сексуальное мастерство и множественные «победы» на этом поле боя зачастую рассматриваются как маркеры мужественности и успешности. Популярные прозвища для сексуально активных мужчин боготворят их поведение: «плейбой», «казанова», «любитель женщин» — всё это комплименты, не просто оправдывающие, но и поощряющие поведение мужчины. Они синонимичны подтверждению статуса «настоящего мужика» и прочим одобряющим социальным поглаживаниям эго.

Женщине разрешено покорять сердца — но не дай бог ей прославиться победами в постели. Если ее описывают как умелую любовницу, она почти «вне закона».

Женское высокое либидо и наличие одновременно нескольких сексуальных партнеров скорее вызовет оценку «беспорядочность», чем восхищение и зависть.

Какими словами называют сексуально активных женщин? «Шлюха», «шкура», «потаскуха» и менее заряженным, но всё равно далеко не позитивным медикализирующим и стигматизирующим «нимфоманка». Такие слова сразу же указывают или на моральный облик женщины и ее нравственность, или на серьезную болезнь, ненормальность. Их используют далеко не для возвышения женской личности, как в случае с мужчинами.

Не странно ли, что для социального одобрения женской сексуальной раскрепощенности вообще нет слов?

Получается, активная сексуальность мужчин — это не только приемлемо, но и поощряемо, но женщин по-прежнему критикуют за самые разные проявления сексуальности. Особенно чувствительной точкой оказываются взаимоотношения с мужчинами: например, если у женщины есть несколько партнеров, ее скорее осудят, чем такого же мужчину; а когда мужчина изменяет постоянной партнерше в моногамных отношениях, виновата будет тоже женщина, потому что «недодала».

В игре с такими правилами женщины просто не могут победить!

«Шлюха»: слово-наказание для непослушных женщин

Около 10 лет назад на Западе появился термин «слатшейминг»: от английского slut («шлюха») + shaming («стыдить»). В русском языке нет отдельного термина или подходящего перевода, но зато есть контекст для его использования и социальный запрос от женщин — поэтому пару лет назад слово «слатшейминг» плотно вошло и в русский язык.

Слатшеймингом называют преднамеренную агрессию по отношению к женщине, которая должна смутить, унизить, запугать или пристыдить ее. Чаще всего — за действия, поведение, образ жизни, мысли, фантазии и одежду, которые являются свободным проявлением женской свободы и/или сексуальности, но идут вразрез с патриархальными нормами общества.

Необязательно даже совершать какие-то действия сексуального характера — женщин слатшеймят просто за открытое выражение своей сексуальной идентичности.

Впрочем, клеймо «шлюха» можно получить за всё что угодно:

Надела короткую юбку? — Шлюха!
Не хочешь выходить замуж? — Шлюха!
Феминистка? — Шлюха!
Знакомишься с мужчинами на улице? — Шлюха!
Не отзываешься на уличный кэтколлинг? — Шлюха!
Слишком громкая и веселая? — Наверняка шлюха!
Слишком красивая? — Точно шлюха!

В подростковых компаниях «наказывать» этим статусом могут как девочек с рано проснувшейся сексуальностью, так и слишком независимых, дерзких девушек.

Как ни парадоксально, неприступных для мальчишеских ухаживаний школьниц одноклассники тоже могут дразнить «шлюхой» — ведь это так здорово ударяет по самооценке и «сбивает спесь»!

Во всех этих ситуациях есть простая логика: словом «шлюха» очерчиваются рамки традиционной роли женщины в патриархальном обществе — и выход за них наказуем.

Но почему мы так боимся этого слова?

Не просто обзывательство, а разрешение на насилие

Слатшейминг может казаться исключительно сиюминутной речевой агрессией. Но язык имеет большую силу: слатшейминг навязывает определенную оценку личности женщины и претендует на исчерпывающее описание ее как человека.

Превалирующая властвующая группа, в данном случае патриархальное и сексистское общество, использует слатшейминг, чтобы вернуть всё на привычные ей места.

Это способ заявить, что у женщины нет тех прав, что есть у мужчины, — права на сексуальную свободу и самостоятельное распоряжение своим телом.

Изначально «шлюха» — это проститутка. Основная особенность статуса проститутки в традиционном сознании — существование в «черной зоне», в которой закон не обеспечивает не только ее безопасность, но и ее права в буквальном смысле владеть и распоряжаться собственным телом. Тело проституированной женщины — это товар, которым распоряжается сутенер как продавец и клиент как покупатель.

Таким образом, когда женщину называют шлюхой (а тем более, когда это заклинание произносится коллективно той группой, к которой она принадлежит, неважно, школьный класс это или твиттер-тусовка), то сила общественного консенсуса «забирает» у нее моральное право на автономию тела.

Кроме того, вся сложность ее человеческой личности сводится к плоскому образу — она становится объектом.

Проявить неуважение, эмоциональную или физическую агрессию к объекту с понятным описанием проще, чем по отношению к сложному человеку — субъекту. Слатшейминг обеспечивает это уплощение личности, которое обычно называется дегуманизацией, когда речь идет, например, об уничижительной риторике в адрес военного врага.

Статус «шлюха» дает сигнал социальной группе, что теперь женщина лишена права на собственное тело: она вела себя плохо — и теперь ее телом может распоряжаться каждый. Эта установка может проявляться в одних обществах как буквальное благословение на побивание камнями, в других — на демонстрацию неуважения к личности.

Поэтому слатшейминг — это не просто обзывательство. Это методичный и целенаправленный способ лишения прав и фактически подстрекательство к агрессии, в том числе физической, по отношению к человеку. После того как женщина получила клеймо шлюхи, ее может быть незазорно оскорблять или даже избить.

Ну и конечно, считается, что проститутку «невозможно» изнасиловать, потому что ей отказано в границах и возможности сказать «нет».

По сути, именно это подразумевается в знаменитом «сама виновата»: если женщина проявляет сексуальность, она становится объектом, а не личностью, поэтому ее границ нельзя нарушить, их просто нет.

Что значит переосмыслить слово «шлюха»

Язык — это живой и подвижный конструкт, который развивается и меняется вместе с общественной мыслью. Никто не может закрепить значение слова навсегда. В России этот эффект заметен в общественных дискуссиях о феминитивах, на Западе же меняются коннотации слова «шлюха».

Ткаха, блогерша и новая глава города. Почему феминитивы были, есть и будут органичной частью русского языка

Оно переживает перерождение во многом благодаря активисткам и современной фемповестке, одна из основных задач которой — вернуть женщинам право на их тела и сексуальность.

Осознание собственной телесности и сексуальности, а также их использование в своих собственных интересах — активная позиция западной женщины. Она манифестирует себя через сексуальность именно как активный субъект, как человек познающий и действующий. Таким образом, женщина перестает быть пассивным членом общества: она становится активным его участником со своими требованиями и нуждами — в том числе сексуальными.

Это уже не первый раз, когда угнетенное меньшинство возвращает свою автономию посредством языка. Например, в гей-комьюнити похожая ситуация происходит со словом «педик» (faggot), которое раньше считалось ругательством. На данный момент, конечно, нет однозначного ответа, можно ли его использовать, но дискурс существует, а дискуссия продолжается. Здесь же можно вспомнить и о n-word в черном комьюнити, которое на данный момент принадлежит эксклюзивно темнокожим людям, а белый человек, использующий это слово, будет сразу освистан и пристыжен.

Интервью с теоретиком квир-кино Руби Рич. Лозунг «Мы здесь! Мы педики! Живите с этим!» стал главным слоганом эпохи

Нетрудно заметить, что во всех трех примерах речь идет об угнетаемых группах — по признаку гендера, ориентации и расы. «Шлюха», «педик» и n-word были введены в обиход доминирующей группой (мужчинами, гетеросексуалами, белыми), чтобы подорвать доверие к людям, выходящим за рамки норм сексистского, гетеронормативного и белого мира, — и дегуманизировать их.

Как женщины присваивают себе слово «шлюха»

Феминистки третьей волны начали кропотливую работу по переосмыслению слова «шлюха», но в начале 1990-х это были единичные и довольно маргинальные случаи. А сейчас, на гребне четвертой волны феминизма, прецеденты в поп-культуре стали встречаться чаще, да и публика созрела. Например, Бейонсе со своей women-empowerment-повесткой не могла бы собирать стадионы по всему миру, если бы не панк-группы начала 1990-х.

Музыка. В начале 1990-х фронтвумен Bikini Kill и знаковая икона Riot Grrrl Кэтлин Ханна выступала с написанным помадой на животе словом «шлюха». Таким образом артистка заявила о своей нетерпимости к тому, что женщин унижают за проявление их сексуальности, и в том числе заявила о пережитом опыте изнасилования и харассмента. Вообще, Кэтлин Ханна сделала очень много для фемдвижения и одной из первых среди публичных персон начала работу по переосмыслению слова «шлюха».

Bikini Kill поют строчки: Feminist! Dyke! Whore! I’m so pretty…

Литература. Написанная в 1997 году книга The Ethical Slut — культовый учебник по выходу за рамки моногамии в отношениях. Авторы Досси Истон и Джанет Харди объяснили название так: «Для нас шлюха — это человек любого пола, который празднует сексуальность в соответствии с радикальным утверждением, что секс приятен, а удовольствие полезно для всех».

Когда слово «шлюха» выносится в название вместе с таким философским прилагательным, как «этичная», это привлекает внимание и заставляет взглянуть на слово «шлюха» под другим углом.

Массовые движения. В 2011 году тысячи женщин вышли на улицы по всему миру в рамках маршей против изнасилования под названием SlutWalks. Началось всё с Торонто: там такой марш стал ответом на случай, когда полицейский города заявил группе студенток, что если те не будут одеваться «как шлюхи», то смогут избежать сексуального насилия. Аналогичное мероприятие прошло в 2014 году в Вашингтоне.

Последний марш под предводительством Эмбер Роуз прошел в Лос-Анджелесе в 2016 году. Женщины шли в откровенной одежде, некоторые из них топлес, чтобы подчеркнуть, что они заслуживают уважения независимо от того, как одеваются или какова их сексуальная история.

Сама Эмбер Роуз в эссе для Marie Claire поделились своим личным опытом и отношением к слатшеймингу: «Не могу сказать точно, сколько раз меня называли шлюхой. С детства — даже до того, как я стала жить половой жизнью, — на меня клеили этот ярлык. Как только я стала публичной, меня немедленно стали критиковать за всё: от моего поведения до одежды, которую я выбираю. Это было, без сомнения, очень больно, и я до сих пор борюсь с ощущением привычности грубых слов, которые я слышала так часто. Понятие „шлюха“, кажется, не собирается исчезать из моей жизни: я начинаю понимать, что меня будут называть так, веду ли я себя согласно ожиданиям других людей или нет. Так что я решила лишить это слово власти и переосмыслить его. Я сказала: „Насрать, разврат — это жизнь“ . Но не поймите меня неправильно: самоназванная шлюха — это обладающая властью женщина и непримиримая феминистка».

Подкасты. Две комедиантки, Корин Фишер и Кристина Хатчинсон, запустили подкаст под забавным названием Guys We Fucked: The Anti-slut shaming podcast. В эфире они обсуждают секс с разными людьми и называют свою программу познавательным приключением для тех, кто хочет перестать жить удушливой, наполненной стыдом жизнью, в которой нет места для сексуального времяпрепровождения. Видимо, очень многим людям такая повестка близка: у подкаста больше полумиллиона слушателей!

Активизм. Если выбирать из всех активисток, которые продвигают свои мысли через интернет, то я совершенно точно остановлю свой выбор на прекрасной датчанке, которую можно найти в инстаграме под ником @Scandinaviandreamgurl.

После изнасилования Амели начала активно бороться за права женщин на сексуальность и саморепрезентацию без оглядки на архаичные патриархальные правила. Начиналось всё с блога в инстаграме, а сейчас она активно лоббирует закон о насилии в датском парламенте.

На самом деле таких прецедентов в поп-культуре намного больше, но моей задачей было только показать, что и переосмысление слова, и активная политическая позиция могут существовать совершенно в разных ипостасях.

К сожалению, всё это примеры с «загнивающего Запада». Просто потому, что там гендерное право несколько лучше развито, чем в странах СНГ. Но и на постсоветском пространстве видны подвижки к прогрессу. Даже не очень однозначно нашумевшая (и печальная) история Дианы Шурыгиной подтверждает это движение.

Чем это отличается от объективизации

И все-таки что на Западе, что в России для большинства людей слово «шлюха» до сих пор значит «грязная женщина, которая заслуживает, чтобы ее стыдили и нападали на нее». Медийное пространство пропитано представлениями о том, какой должна быть «настоящая» женщина, и единственное, что молодые девушки знают о «шлюхе», так это то, что они хотят быть ею в последнюю очередь.

Статус шлюхи — это, пожалуй, всё еще самое страшное, что может случиться с женской репутацией.

Так какого же черта тогда существуют целые общественные движения, которые используют слово «шлюха», пытаясь дать ему вторую жизнь, лишенную стигмы и стыда, наполненную гордостью и самосознанием? Почему даже моей скромной персоне пришла в голову идея набить татуировку «Шлюха»? Почему, когда мой партнер говорит мне, что я та еще шлюшка, это меня не оскорбляет — наоборот, моя самооценка растет от этого?

Всё дело, как обычно, во власти: у кого она есть и как ее используют. Сейчас слово «шлюха» изымается из активного словаря «мужчины-моралфага», который использует его, что оскорбить или лишить авторитета какую-либо женщину, и перекочевывает в активный словарь самих женщин, которые громко говорят о своей сексуальности и не стыдятся ее.

Благодаря этому власть перераспределяется: слово лишается своей негативной коннотации и силы, потому что перестает эксклюзивно принадлежать опрессорам и начинает использоваться угнетенной группой людей по отношению к самим себе.

Вот пример двух всем знакомых медийных фигур: Бейонсе в наши дни и Бритни Спирс образца ранних 2000-х.

У певиц больше сходств, нежели различий: конвенционально красивая внешность, сексуализированный образ, эротические танцы и откровенные наряды. Но при этом образ юной Бритни Спирс и торговля ее медийной «невинностью» — вечный памятник эксплуатации женской сексуальности. А Бейонсе воспринимается через призму наделения женщин силой и возможностями. Почему?

Секси-образ Бритни составлялся посредством и для «мужского взгляда», тогда как Бейонсе использует свою сексуальность для продвижения неудобных мужчинам идей, таких как, например, равноправие и свобода самовыражения, в том числе сексуального.

В сознании большинства слово «шлюха» до сих пор обладает силой контролировать сексуальность женщин и наказывать их. Но мы можем взять это слово и переосмыслить его, подарить ему новое прочтение.

Дело не просто в том, чтобы вернуть это слово в активный словарь, а в том, чтобы использовать его осознанно — как инструмент политической борьбы, с целью обезоружить его карательный смысл.

Чтобы это сделать, нужно перестать использовать это слово как ругательство, не поддаваться на провокации людей, которые втягивают вас в публичную травлю с помощью слова «шлюха», и научиться произносить его с искренним восхищением.

Потому что шлюха — это смелая самостоятельная женщина, которая отклоняется от устаревших норм женственности. Она не обязательно сексуально активна — главное, что она не следует навязанному ей гендерному сценарию.

Вот и я отказываюсь следовать гендерному сценарию и радовать ограниченное общество своей покорностью. Я — шлюха. Гордая шлюха! Каждый день мне приходится сталкиваться с сексуальными домогательствами на работе; каждый раз, когда я сообщаю свой пол собеседнику в интернете, мне приходится иметь дело с сексуализирующими комментариями, а каждый раз, когда я надеваю короткую юбку, мне стоит быть особенно внимательной и тревожиться о своей безопасности.

Но секс для меня очень важен! Почему? Потому что он дает мне возможность раскрыться с новой стороны, завести дружбу с прекрасными людьми и проводить время весело и задорно: я гедонистка, если уж на то пошло.

Общество так лицемерно: оно хочет меня сексуализировать, чтобы я была похожа на Бритни Спирс, но в как только я беру свою сексуальность в свои руки и осознанно использую ее ради своего удовольствия, желая быть похожей на Бейонсе, то же общество критикует, унижает и обесценивает меня.

Так вот, хватит! Я шлюха — и мне не стыдно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *